Первая клетка: начало глобальной революции в области рака - Онлайн-газета "Новости Екатеринбурга"
Trending Tags

Первая клетка: начало глобальной революции в области рака

«Первая клетка» – так называется революционная книга, написанная в 2019 году онкологом Азрой Раза из Медицинского центра Колумбийского университета. В нем она призывает к радикальному сдвигу в финансировании рака от его нынешнего преобладающего внимания к лечению на поздних стадиях и к раннему обнаружению того, что она называет «первыми клетками».

Вскоре после этого группа видных деятелей в этой области под общим названием «Аналитический центр онкологии» собралась, чтобы начать работу над этим новым императивом, а затем довести его до реализации. В популярном журнале Scientific American группа недавно опубликовала свое видение будущего, когда рак не будет обнаружен слишком поздно для лечения. Логическая точка входа на этот путь начинается с самого важного доступного сейчас ресурса – выживших после рака.

Недавно я поговорил с Азрой о ее планах по созданию Первого клеточного центра для выживших после рака (FICCCS) и попросил ее рассказать нам, как это могло бы работать. Она сказала: «В онкологии кризис. Стоимость лечения рака покроет более 80% расходов на лечение рака к 2030 году. Только 6% противораковых препаратов, одобренных в период с 2006 по 2017 год, показали значимое, измеримое улучшение качества жизни при хорошем 70% показывают улучшение выживаемости на 0%. Спустя двадцать лет после секвенирования генома человека , и, несмотря на подавляющее внимание геноцентрическим исследованиям, для больного раком мало что изменилось.. Да, мы лечим 68% вновь диагностированных онкологических заболеваний, но чем? Те же стратегии “косой-яд-сжигание”. И результат для 30%, которые мы не излечиваем, потому что они представлены на поздней стадии заболевания, в 2021 году ничем не отличается от того, что было в 1930 году.

«Пытаться вылечить рак на последней стадии с помощью таргетных методов лечения – это все равно, что взять сердце, разрушенное инфарктом, и попытаться исправить его с помощью аортокоронарного шунтирования. Ясно, что единственная успешная стратегия при любом заболевании – это раннее выявление и, что еще лучше, профилактика. Пора применить эту старинную формулу к раку.

«Насколько рано это рано? Самая ранняя возможная стадия, в начале, фактически, на стадии первой клетки. Проблема в том, что рак – тихий убийца. Даже самые ранние опухоли стадии 1 содержат миллионы клеток. Как мы находим первую Клетка? Ответ прост: наблюдая за людьми с высоким риском развития рака на предмет появления Первой клетки. Кто эти люди?

«Таких групп много. Лица с наследственной предрасположенностью (синдром Ли Фраумени, синдром Линча, мутации BRCA1 / 2, заядлые курильщики). Другая отдельная группа – это люди с историей рака. Фактически, каждый пятый новый рак возникает в выжившие после рака. Из-за постоянной потребности в последующем уходе выжившие после рака уже подключены к системам здравоохранения. У них есть подробные медицинские записи. В любом случае они приходят каждые шесть месяцев для регулярного осмотра в клинике. иметь возможность контролировать их и собирать биопробы на регулярной основе. Эта группа предлагает нам наилучшие шансы поймать первую клетку. Мы предлагаем создать Центр первой клетки для выживших после рака (FICCCS) для изучения этой группы.

«Мы предлагаем брать неинвазивные образцы крови, слюны, мочи и кала дважды в год у выживших после рака. Часть крови будет проходить через технологию фильтрации, чтобы улавливать первые клетки в зависимости от размера (они гигантские клетки), а остальное – для биомаркерных и многомерных исследований.

«Если два учреждения (Колумбия и Хопкинс или доктор медицины Андерсон) будут предоставлять образцы по 2000 выживших онкологических больных каждый год, то через три года у нас будет 12 000 уникальных субъектов. Подсчитано, что у 507 разовьется новый рак за этот период. Это огромное количество и предоставит множество информации о следах самого раннего заболевания, включая биомаркеры и первую клетку, задержанную на фильтрах ».

Следующие шаги

Азра отмечает, что такой центр может быть создан при скромном бюджете в 1 миллион долларов в год в течение первых нескольких лет. Предположительно, другие учреждения последуют за этими первоначальными усилиями. В недавнем интервью для Университета Ага Хана в рамках специальной лекцииAzra исследует некоторые из передовых исследований, которые могут помочь в этом. Несмотря на то, что сейчас доступно множество причудливых новых технологий для отслеживания популяций клеток in vivo, они часто применяются слишком поздно в раковом цикле, чтобы иметь какую-либо реальную ценность для пациентов.

Например, мы недавно исследовали платформу отслеживания отдельных клеток Tapestri, разработанную Mission Bio для изучения клональных популяций гемапоэтических клеток при остром миелоидном лейкозе (AML). Мы также недавно исследовали новые технологии одноклеточной визуализации микрометаболического состояния гетерогенных раковых клеток. К сожалению, большинство критически важных пациентов, которые в настоящее время получают доступ к этим технологиям, – это мыши, а не люди. Кроме того, это мыши, у которых уже есть хорошо развитые опухоли, которые мало похожи на устойчивые раковые клетки, которые появляются у людей, которые уже рецидивировали после химиотерапии.

Еще предстоит преодолеть значительную институциональную инерцию, прежде чем полностью внедрить крупномасштабное обнаружение первой клетки для каждого мужчины и женщины. Однако, поскольку центры выживания рака в упомянутой выше форме создаются, мы можем ожидать, что эта неизбежная трансформация продолжится.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Previous post Исследователи сообщают о первом случае COVID-19, вызвавшем повторное образование тромбов в руках
Next post Биоиндуцированные каркасы способствуют росту мышц